Войти и купить билет
Поддержать театр

Ушла из жизни Татьяна Сельвинская

18 мая 2020

Вчера, 17 мая, в возрасте 92 лет ушла из жизни художник и большой друг нашего театра Татьяна Ильинична Сельвинская. Известный сценограф, живописец, педагог и поэт.

«Тата приехала!» – говорили в театре, радуясь возможности с ней работать. В ней было удивительное сочетание светской столичной женщины, интеллектуальной личности, герметично сохраняющей внутри житейские коллизии, и открытость в творческой работе во все стороны. Сколько людей в театре обязаны ей более чем профессиональными навыками. Наверное, даже сама Татьяна Ильинична не знала сколько добрых и подлинно творческих нитей связывало ее с людьми в Челябинске.

Татьяну Сельвинскую, художника редкостного дарования, заслуженного деятеля искусств РСФСР, лауреата Государственной премии Российской Федерации и Наума Орлова связали более сорока лет дружбы и творческого сотрудничества.

Татьяна Сельвинская говорила: «Женщине положено влюбляться. Я влюбилась в Челябинский театр драмы, в его актеров, художников, цеха. Но больше всех люблю его художественного руководителя. С Наумом Юрьевичем Орловым мы познакомились в Одессе, где я родилась как театральный художник. Ну, может, чуточку позже. Месяца через два. Возле знаменитого оперного театра. С той встречи и длится наш затяжной «театральный роман».

С 1974 года, со спектакля «Иосиф Швейк против Франца Иосифа» началось тесное сотрудничество художника с нашим театром. С успехом «Швейка» театр ожил, обрел будущее на три с лишним десятилетия. За «Швейком» последовал «Тиль» Григория Горина (1975 год). Потом была «Баня» Владимира Маяковского (1977 год), «Отелло» Вильяма Шекспира (1980 год), «Маленькие трагедии» Александра Пушкина (1984 год) и другие замечательные спектакли. В стенах Челябинского театра драмы Татьяна Ильинична создала уникальные художественные образы более десятка постановок. 
Рожденные творческим тандемом Орлов-Сельвинская спектакли не раз удостаивались высоких наград, но самые престижные из них случились на рубеже столетий. В 1999 году спектакль по пьесе Григория Горина «…Чума на оба ваши дома!» принес театру победу в номинации «Театр года» Всероссийской премии «Окно в Россию», а всего два года спустя, в 2001 году, за эту же постановку коллектив Челябинского театра драмы был удостоен Государственной Премии имени Федора Волкова за вклад в развитие театрального искусства Российской Федерации.

Коллеги Татьяны Ильиничны говорили: «Великие предшественники принесли живопись в театр, а Сельвинская принесла театр в живопись».

Борис Петров, народный артист России: «Впервые увидел оформление Татьяны Ильиничны в 70-м году в Казани в постановке Орлова «Каменный гость» по Пушкину. Оформление спектакля поразило своим великолепием и изяществом! Далее встречались с Татьяной Ильиничной уже в Челябинске. Она создавала через костюмы характер персонажей, помогая и актеру, и режиссеру. Татьяна Ильинична – многогранный художник, очень талантливая и мощная личность!»

Валентина Качурина, народная артистка России: «Много лет назад я, молодая актриса, сидела в старом театре перед сценой с ролью Дездемоны и учила ее…
Вдруг я вижу женщину, как будто сошедшую с полотен великих мастеров, медленно плывущую, как « корабль жизни» по коридору театра.
Вжавшись в кресло, я замерла и смотрела на нее удивленно открытыми глазами, пока она не скрылась за углом. Это была Татьяна Ильинична Сельвинская – художник из Москвы. Это видение, этот «корабль жизни» я помню до сих пор.
Тогда я считала, что в Москве живут самые умные, самые талантливые люди, и других там не должно быть. Татьяна Ильинична была именно такой в моем представлении.
Я смотрела на нее, как на небожителя с другой планеты.
Она приехала к нам оформлять спектакль «Отелло», который ставил наш главный режиссер Наум Юрьевич Орлов. Мы долго репетировали, было трудно, ведь это классика, Шекспир. Татьяна Ильинична приходила в зал, сидела на репетициях с Наумом Юрьевичем, потом уходила по своим делам в цеха.
И вот настал день, когда я, выйдя в зрительный зал, увидела готовую декорацию. Чувства, которые меня охватили не передать словами – комок подкатил к горлу, мне стало трудно дышать, и я даже присела.
На сцене буйствовал белый цвет – как я люблю его, Господи. Возвышение в центре, обрамленное складками белых полотнищ. Здесь читалось все – и дворец дожей, решающих судьбы людей, и тихая гавань любви, и корабль, который шторм гонит на скалы…И все это белый цвет, цвет нежности, любви, но и большой трагедии.
Увидев это, я не смогла сдержать слез восторга и радости, которые брызнули из глаз от сопричастности к этому великому творению. Я мысленно поцеловала и поблагодарила Татьяну Ильиничну.
А потом были костюмы…Боже мой, какая красота! Белый крепдешиновый роскошный балахон, нежно голубое плиссированное шелковое платье и прическа, сделанная по ее эскизу. Все это надо было наполнить жизнью и и эмоциями моей героини! И я старалась не подвести двух великих мастеров, режиссера и художника.
Потом я стала интересоваться ее картинами, читала ее стихи, поняла масштаб ее личности. Это останется со мной навсегда.
Мы прощаемся с огромным талантом, нежной женщиной, и пусть она окажется на своем «острове Пасхи на планете Марс»»

Марина Аничкова, заслуженная артистка России: «Что такое «глаз Художника»? В спектакле «Чума на оба ваши дома!», поставленном Наумом Юрьевичем Орловым в содружестве с Татьяной Ильиничной, были совершенно чудесные декорации! Вернее, их не было. Только удивительной красоты задник – обыкновенная мешковина, расписанная под старинную шпалеру с сюжетом батальной сцены и скамейки с элементами этой живописи. Костюмы для героев спектакля шились по эскизам Сельвинской, а для огромной массовки подбирались из запасников театра, что-то перешивали, перекрашивали… Монтекки все – в зеленой гамме, Капулетти – в красной. Ассиметричные, порой какие-то нескладные платья, жилеты, штанишки, представляли несколько печальное зрелище. Приехала Татьяна Ильинична, актеры, не очень довольные своими костюмами, (каждому хочется выглядеть красиво и элегантно), продефилировали перед ней на сцене. Тата добавила к каждому костюму маленькие детали: платочек, карман, пуговицы, шляпку, шарфик, рукава или вставки из театральной сетки, и…
О, чудо! Эти небольшие цветовые и фактурные акценты превратили массовку в живописное полотно, ставшее органичным продолжением всего сценического оформления. Успех этого замечательного, любимого зрителями спектакля, неразрывно связан и с именем Татьяны Сельвинской! А сколько такта, любви и терпения по отношению ко всем работникам театра! Естественно, что все возвращалось к ней сторицей. Осталась очень светлая память об этом удивительном Человеке, Художнике и Поэте!»

Татьяна Каменева, заслуженная артистка России: «Татьяна Ильинична Сельвинская – человек, который вызывал благоговение. Необычайно яркая, свободная, поражающая глубиной и лаконичностью своей личности. Помню ее прекрасные руки, помню, как она необычно одевалась, помню ее изумительные крупные украшения из камней. Общаться с ней было легко и просто, работать в радость. Их тандем с Орловым был восхитительно гармоничен! Для меня Татьяна Ильинична – королева!»

Галина Степанова, заслуженная артистка Киргизии, и режиссер Михаил Филимонов: «Талантливый художник и женщина, которая останется в памяти всех своим пониманием и видением красоты мира!»

Ольга Сафронова, заслуженная артистка России: «Татьяна Ильинична удивила своим внимательным и уважительным отношением к просьбе актера. Играя даму из благотворительного общества в спектакле «Иосиф Швейк против Франца Иосифа» в первой постановке Орлова, я попросила подвязки на чулки и, непременно, с розочкой. И была услышана! И эти ярко-розовые подвязки с розочкой стали перчинкой моего образа.»

Татьяна Руссинова, заслуженная артистка России: «Так как она умела любить и помнить, так и мы будем помнить ее: красивую, талантливую, мудрую и любящую людей и жизнь:
Татьяна Сельвинская «Сонет», 2004 год
Жизнь играется в лицах.
Жизнь – это интуиция.
Жизнь – это сила контрастов.
Жизнь – это сильные страсти.
Жизнь – иногда отчаяние.
Жизнь – очень часто нечаянна.
Жизнь – красота и уродство.
Жизнь – чистота и юродство.
Жизнь – дуновение воздуха.
Жизнь может быть и без продыха.
Жизнь подобна баллистике.
Жизнь – это попросту мистика.
Жизнь оценивать трудно.
Жизнь – чехарда абсурда.»

Коллектив театра глубоко скорбит и выражает самые искренние соболезнования родным и близким Татьяны Ильиничны Сельвинской.

...

«Безотцовщина», 1996 год «Безотцовщина», 1996 год

«Безотцовщина», 1996 год

«...Чума на оба ваши дома!», 1998 год «...Чума на оба ваши дома!», 1998 год

«...Чума на оба ваши дома!», 1998 год