Войти и купить билет

Александр Зыков: После «Дождя» будет солнце

Вечерний Челябинск онлайн 5 мая 2017 - автор Виктория Олиферчук

Постоянная ссылка: https://vecherka.su/articles/culture/127285/
Спектакль: Продавец дождя
Артист: Александр Зыков

Итак, свершилось! В театре драмы после трехлетнего перерыва появится новый главный режиссер, который в самое ближайшее время готов представить премьеру, а заодно и собственную концепцию творческого развития театра. Работаем на опережение – с фотографом и надеждой идем знакомиться с руководителем труппы.
Александр Зыков:  После «Дождя» будет солнце
Фото Андрея ТКАЧЕНКО.

Американская пьеса на русский лад


Александр Маркович Зыков в режиссуре фигура известная, а за Полярным кругом и вовсе легендарная – почти 20 лет он руководил Норильским театром и заполучил «Золотую пальму» из самого Парижу (для тех, кто интересуется: в 1998 году премия была присуждена Норильскому театру европейским международным фондом «Партнерство во имя прогресса»).

В Челябинске Зыков четыре года назад побывал с гастролями Новосибирского театра «Красный факел», а затем в нашем театре поставил спектакль «Девичник над вечным покоем». И вот новая работа – «Продавец дождя». Кстати, именно эту пьесу Ричарда Неша в постановке того же Александра Марковича «Красный факел» и привозил к нам на гастроли.

- Таков заказ вашего театра, для меня это не самое интересное дело, - качает головой режиссер. – Я когда-то давно видел спектакль Варпаховского (прим. Леонид Варпаховский – советский театральный режиссёр, поставил «Продавец дождя» в московском театре им. Станиславского). Пьеса давняя, написана в 1954 году, но у нее был не слишком удачный перевод. И вот как-то в беседе с ректором театрального института я рассказал о своем видении: как фермер выходит с портретом коровы в траурной рамке и так далее. В общем, сделали новый перевод, убрали какие-то подробности американского сельского хозяйствования, в результате пьеса получилась даже более русской, поскольку это мы, русские, очень любим культивировать свои несчастья. Хотя на самом деле все очень просто. Когда мой сын прочел пьесу, он очень хорошо сформулировал главную идею – «хочешь быть счастливым – бей в барабан».

По сюжету в сельских штатах уже несколько месяцев бушует засуха: у фермеров гибнет скот. На ранчо старика Карри появляется Билл Старбак, который обещает вызвать дождь. Получив обещанные 46 долларов, он бьет в большой барабан…

_DSC9042.jpg

Дважды в одну воронку


- Челябинский «Продавец дождя» повторяет новосибирский вариант, или мы увидим что-то другое?

- Для меня это достаточно проблематично – поставить еще один спектакль на том же материале, - вздыхает собеседник. - Признаюсь, я предпочитаю работать в одном театре с разными пьесами, а не тиражировать одну по разным театрам. Повторов в чем-то трудно избежать, мне было важно, чтобы артисты не копировали готовое решение, а сами пришли к нужному результату.

- Но это получается больше педагогическая работа, нежели режиссура..

- Правильно, но это необходимо. Сейчас многие режиссеры вообще не интересуются актерами, они заняты созданием конструкций, и это, увы, общая тенденция. Клиповое мышление приводит к тому, что режиссер посылает в зал некие смс, хорошо, если он это делает талантливо, но это не мой театр.

- В «Красном факеле» очень хорошо подобрана труппа, и главный персонаж, которого играет Павел Поляков. В нашем театре были проблемы с выбором главного героя?

- В роли Старбака играет молодой актер Михаил Зузнев. Скажу так: с ним можно работать, он очень старательный и первый начал втягиваться в работу. Даже подходил, просил дополнительные репетиции – я готов пойти таким ребятам навстречу.. Вообще, должен сказать, что работать с вашими артистами комфортно: они послушны, работоспособны, но о результатах станет известно на премьере.

- Что будет после «Дождя»?

- Как полагается – солнце, - улыбается режиссер. – Хочу поставить пьесу «Любовь – книга золотая», но она слишком нудновата и длинновата, надо что-то придумать. Я уже позвонил Юлию Киму, должен быть хороший художник. Словом, постановка, как вы понимаете, недешевая получится. Вопрос: когда?

Горькая пилюля


1 июня Зыков официально принимает бразды правления, а заодно и бремя ответственности за челябинскую труппу. Три года творческой «свободы» вряд ли пошли на пользу коллективу, равно как и его зрителю. Оставив в стороне бесперспективный вопрос «кто виноват?», озадачиваю режиссера другим, не менее традиционным «что делать?»

- Я очень удивился, когда увидел, как мало зрителей на спектаклях, это очень горько. В «Красном факеле» зал чуть поменьше, но заполняемость составляет процентов 90. Думаю, тут несколько проблем, - рассуждает Александр Маркович. - Понятно, когда театр долго находится без главного режиссера, то репертуарная политика может отсутствовать. Сегодня многие театры делают ставку на фестивальные спектакли, это связано с появлением большого количества разных конкурсов, фестивалей. Понятно желание коллектива быть замеченным в профессиональном кругу. В результате он превращается в фестивальный театр, который находится в постоянном поиске нового сценического языка. Такие работы прежде всего рассчитаны на критиков. Можно пойти по такому пути, тем более, что мы, режиссеры, прекрасно знаем, что ждут от нас критики. После одного из таких спектаклей, который был отмечен на фестивале «Сибирский транзит» (прим. театральный фестиваль «Сибирский транзит» проходил в Красноярске), меня сразу пригласили в «Красный факел», а ведь это не самый любимый мой спектакль. И все-таки я думаю, что театр прежде всего должен работать для своего зрителя. И одна из главных задач – вернуть зрителя в театр. Поэтому сейчас мы с завлитом в поисках драматургии для портфеля. Театр – искусство демократическое, и произведения должны быть такими же. Желательно при этом не опускаться до уровня «Женатого таксиста», хотя даже такую драматургию можно вывести на достойный уровень. Что же касается экспериментов – для этого есть малая сцена. Я в принципе режиссер консервативный, экспериментальные работы делаю тогда, когда основной репертуар собирает полные залы.

Коммерция без профанации


Памятуя о не слишком удачных и продолжительных союзах театра с прежними лидерами, рискую задать вопрос «что вдохновило на труд и на подвиг?», наверняка, о произошедших перипетиях новый кандидат осведомлен.

- За долгие годы работы в театре, я редко выезжал на постановки, кстати, в числе таких попыток была и постановка в вашем театре, еще при Орлове. И постановка эта была неудачная. Объясню почему. У театра уже сформировался свой зритель, который не привык к легкому жанру, и не воспринял его. После этого случая вообще перестал ездить. Я считаю, что спектакли проще ставить, когда ты находишься внутри, как говорится «в теме». Мне интересно работать с теми, кого я знаю и разговариваю на одном языке.

Ставить спектакль за две недели, а то и за три дня – это профанация и коммерциализация процесса.

- Но куда ж без коммерции по нынешним временам. Чтобы выжить театр должен выдавать по шесть премьер в год!

- Ну, шесть спектаклей в год я уже не потяну, тем более, что много рутинной работы, начиная с рекламы, и прочего, но пять – освоим, - улыбается Зыков. – Будем приглашать хороших режиссеров. Есть мастера, которые даже со средней труппой могут сделать хороший спектакль.

- А они к нам поедут?

- В свое время директор театра «Глобус» попросила меня уговорить Самгина на постановку в Новосибирске. Звоню Роману, тот стал отнекиваться. Я его прошу: «Пожалуйста, не отказывайся, лучше назови такой гонорар, чтобы театр не смог его потянуть и сам отказался». Он так и сделал, а директор согласилась. И Роман поставил просто блестящий спектакль – «Скупой». Подозреваю, что в вашем театре существует еще и проблема денег.

_DSC9021.jpg

Думать только о зрителе


- Возвращаясь к литературному портфелю: будет ли в нем современная драматургия. Некоторые критики считают, что без современной драмы театр мертв.

- Скажем так: сегодняшняя драматургия – не совсем моя.

- Почему, что вам не нравится?

- Сейчас почему-то считается, если в спектакле нет ненормативной лексики – это уже несовременно. Хотя мне кажется, что с ненормативной лексикой перебор случился. На самом деле я ни разу не видел, чтобы на сцене это получалось вкусно. Тем не менее мы будем привлекать современных авторов, есть режиссеры, которые прекрасно работают в таком направлении. Тот же Митя Егоров, который написал пьесу «Прекрасное далеко», он еще и режиссер неплохой.

Сейчас новый руководитель изучает репертуар и знакомится с труппой, выводы делать не торопится.

- Для начала планирую ввести уроки по актерскому мастерству для молодежи. Будем заниматься два раза в неделю, посмотрим, кто на что способен. Хочу съездить в Новосибирск, там отличный институт, я знаю всех педагогов, пусть порекомендуют своих студентов. Возможно, кого-то пригласим на контракт.

В отношении репертуара настроен более категорично

- В свое время мы пришли к выводу, что для полноценной работы в репертуаре должно быть 11-12 спектаклей. Но спектакль нужно играть каждый месяц, если он не идет два месяца подряд, такой спектакль умирает. У вас в репертуаре больше 30 спектаклей. Нет смысла держать целый спектакль ради одного артиста, театр должен думать только о зрителе.


Александр Зыков, заслуженный деятель искусств РФ, народный артист России. Окончил режиссёрский факультет ГИТИСа. Некоторое время был ассистентом у Романа Виктюка. Работал режиссёром в Пензенском, Оренбургском театрах. В 1987 возглавил Норильский Заполярный театр драмы имени Маяковского. Под его руководством театр был удостоен многочисленных наград, в том числе и зарубежных. В 2006—2013 годах являлся главным режиссёром Новосибирского театра «Красный факел».