Войти
Челябинск, пл.Революции, 6 Касса: 8 (351) 216-43-43
Поддержать театр

История трех костюмов театра драмы

Официальный сайт Управления культуры Администрации города Челябинска 1 апреля 2019

Постоянная ссылка: http://kultura174.ru/Publications/ThCh_ChGATDO/Show?id=13176
Артист: Валентина Качурина

Театральный костюм всегда помогает артисту вживаться в роль, осваивать особенности характера и поведения персонажа. И в то же время он жестко диктует ритм и пластику движений.

Когда я бывала в театре, мне всегда хотелось заглянуть в костюмерный цех и посмотреть хотя бы одним глазком, как создаются и хранятся театральные костюмы. И вот мечта осуществилась – мы пришли в святая святых – костюмерный цех драматического театра им. Наума Орлова.

Все они уникальны и каждый прекрасен по-своему. Но особенно хочется рассказать о трех костюмах, совершенно разных, из разных эпох. И каждый – со своей особенной историей.

Черно-красное платье Марии Стюарт

В 1998 году Латвийский режиссер, народный артист Латвии А. Кац и народный художник Латвии Татьяна Швец поставили пьесу Ф. Шиллера «Мария Стюарт». Премьера состоялась 4 апреля. В роли Марии Стюарт зрители увидели народную артистку России Валентину Качурину.

«Мария Стюарт» — это новая встреча с этим удивительным творческим дуэтом. Они создали вместе огромное количество спектаклей. Их работа на общий замысел плодотворно сочетается с творческой свободой каждого. Это счастливый творческий тандем.

Шиллер – это возвышенный слог, высокие страсти, величественные характеры, исторические коллизии... Любовь и смерть... В обращении к классике Татьяне Швец удается уйти как от мертвящей догмы, так и от лобового осовременивания, избежать бесцветной хрестоматийности и, вместе с тем, сберечь неповторимое своеобразие и совершенство данной трагедии. У нее – особый взгляд на театральность. Она не стремится скрыть от зрителей то, что перед ними не случайно распахнувшееся окно в жизнь, а спектакль, созданный специально для них.

Театральный костюм — еще одно бесспорное достоинство спектакля. Татьяна Швец не стремилась документально воспроизвести исторический костюм. Однако стилевые признаки английского костюма, строгого и изысканного, сохранены.

По мнению Валентины Качуриной, этот костюм ее сразу заворожил, потряс, в нем хотелось бы работать и жить. На сетку платья по эскизу нашивалось очень много блестящих бусинок и поначалу портнихи не хотели делать такую трудоемкую работу, но Татьяна Маркияновна сказала: «Где надо – блеснет!» И очень ярко блеснуло, и загорелось.

«Костюм очень затягивает и держит форму, в нем все продуманно до мелочей. Это платье было словно моей второй кожей, в нем не посуетишься, оно действительно царственное. И первый выход на сцену в спектакле был именно в этом костюме», – вспоминает актриса.

От эскиза до воплощения путь долгий. Но мастерство театрального художника в том и состоит, чтобы уже в эскизе видеть материал и средства воплощения замысла режиссера и своего собственного. Татьяна Швец во всё вникает сама, своими руками мастерит макет. Но когда эскизы и макет готовы, начинается длительный процесс «перевода» эскиза в материал. Помимо таланта и знаний в области истории искусств и материальной культуры, способности проникаться режиссерским замыслом, художнику еще нужен опыт работы с тканями и фактурами, навыки закройщика и модельера и много-много еще самых разных навыков. Она сидела в костюмерном цехе от А до Я. Каждую бусинку, брошку, головной убор она отбирала сама. У Татьяны Швец костюм всегда находится в сложном цветовом соотношении с декорацией, всегда разработан до мельчайших подробностей.

Костюм «Пышной клумбы»

А. Островский «Лес», 1987 год, режиссер Наум Орлов, художник Татьяна Сельвинская.

Татьяна Сельвинская – известный российский театральный художник (сценограф), живописец, поэт, заслуженный деятель искусств РСФСР. Придумывая героям спектаклей среду обитания, Сельвинская не имитирует реальную жизнь: театр для нее всегда остается театром с его драпировками и струящимися тканями, карнавалом, масками, игрой.

40 лет дружбы и творческого сотрудничества связывали Наума Орлова с Татьяной Сельвинской, художником редкостного дара,

«Островский – один из самых современных авторов. И говоря сейчас о недостатках нашей жизни, об эпохе застоя, мы должны признать, что жили в лесу, в том самом, который показан Островским», – в этих словах Наума Орлова состоит и его отношение к классике, и объяснение выбора пьесы для постановки. Спектакль еще раз продемонстрировал высокий уровень челябинской труппы, игру актеров критики определили, как «естественную и благородную».

Интересно переплетаются творческие судьбы. Павлина Конопчук, которая играла в этом замечательном костюме, окончила студию при театре «Красный факел» в Новосибирске, работала в разных театрах России. С 1966 года Конопчук – актриса Казанского русского драматического театра им. Качалова. В этом театре работал и Наум Орлов – до того момента, как согласился возглавить Челябинский драматический театр. Конечно, не случайно Павлину Васильевну пригласили в 1978 году в Челябинск. Здесь она в 1986 году получила звание Народной артистки РСФСР.

Художник Татьяна Сельвинская представляет эскизы костюмов сразу с образчиками тканей. Наум Орлов вспоминает корзину с цветными лоскутами и Тату, в часы отдыха увлеченную возней с «тряпочками». Одна измененная фактура ткани потребует пересмотра всех эскизов. И это не преувеличение. Для нее нет мелочей, ведь именно подробности делают зрелище стильным и культурным. По ее мнению, хозяин сцены – актер, он – центр любой художественной композиции. Искусствовед Ирина Уварова сказала однажды о костюмах Сельвинской, что ее «покрой платья, как судьба».

В постановке «Лес» А. Н. Островского огромную сцену челябинского театра драмы художник превращает в дремучие заросли. Наум Орлов и художник Татьяна Сельвинская создали «живой» лес: каждый персонаж в спектакле олицетворял какое-нибудь дерево или цветок, травинку, плод. Обозначено это было рисунком на его костюме. Белая березка – Аксюша, старый дуб с поблекшими листьями – Несчастливцев, около него – маленький кругленький желудь Счастливцев.

Мшистые, добротной фактуры стволы деревьев уходят высоко-высоко. Листьев на деревьях нет. Но они есть, на шляпах и костюмах персонажей. Пейзажное пространство легко трансформируется за счет движения круга – кольца сцены. Сама хозяйка усадьбы Гурмыжская напоминала пышную клумбу, которую венчала экзотическая пальма. Платье выдержанно в неброских пастельных тонах и очень гармонично вписывается в фон этого «живого леса». Многослойные пышные костюмы Гурмыжской с бантами, кружевами и невероятными шляпками – страстны, полны дыхания. А вокруг вьется узенький, в коротеньких брючках и тесном фрачке, Буланов. Замечателен не только актерский, но и «костюмный» дуэт. Причудливые насекомые – в могучем бору.

Тон ансамблю исполнителей задавал дуэт Павлины Конопчук и Александра Мезенцева. В комическом пространстве «Леса» он господствовал. Дуэтные сцены Гурмыжской и Буланова, где она все ему обещала – себя, имение, деньги (а он боялся сделать неверное движение и промахнуться); изобиловали выдумкой, импровизационной непредсказуемостью. Особенно ночная сцена в саду, где два «охотника за счастьем» ловили друг друга.

Татьяна Сельвинская нашла свою творческую нишу в живописи и театре. Любопытно, что на холсте у художника всегда воплощалась атмосфера театра, а в изготовлении декораций к спектаклю она оставалась живописцем. Марина Аничкова, заслуженная артистка России, замечает: «Ее декорации – это всегда очень условный театральный мир. Как пишет она в своих стихах – “искусство – это преувеличение”. Поэтому у нее нет бытовых костюмов, бытовых декораций. Это вымышленный мир и это в какой-то мере решение спектакля».

Царственный халат

Спектакль Владимира Соловьева «Царь Юрий», был поставлен режиссером М. Лотаревым еще в старом здании театра, на сцене Челябинского Народного дома. Премьера спектакля состоялась 25 марта 1967 года.

Главную роль в нем сыграл Владимир Яковлевич Коноплянский. В начале прошлого века, в 1908 году, в деревне Скуляны Ясского уезда Бессарабской губернии родился мальчик Володя. Не имея актерского образования, он работал в Нижнетагильском театре драмы и оперетты, а в 1962 году стал актером Челябинского театра драмы. Как говорится, актер от бога. Работал на телевидении, снимался в телеспектаклях, в кино. Вся жизнь актера была отдана театру. В 1968 году он получил звание Заслуженного артиста РСФСР.

Яркая театральная работа – роль Бориса Годунова в пьесе «Царь Юрий» – стала для актера трагичной.

Художником спектакля был Виктор Селюк. Он начинал в 1936 году рабочим сцены и актером. Затем окончил Харьковское художественное училище. Ему довелось быть и декоратором, и режиссером, и главным художником во многих театрах.

Халат царя был сшит из настоящих парчовых церковных риз, изъятых у церкви и переданных театру Советской властью. Это просто необыкновенно царский наряд был расшит золотыми нитями и украшен настоящими драгоценными камнями.

Во время гастролей с челябинским театром в Ворошиловограде (нынешнем Луганске – прим. ред.) в 1980 году перед спектаклем Владимир Яковлевич почувствовал себя плохо – прихватило сердце, врачи отговаривали его играть, но как истинный актер, он вышел на сцену и …. Этот выход был последним. На нем был этот костюм – больше в нем никто не играл.

В настоящее время костюм из спектакля «Царь Юрий» хранится в музее театра под стеклом, как образец преданности сцене, делу всей своей жизни Владимира Коноплянского.

Вот такие разные судьбы этих замечательных костюмов и их создателей.