Войти и купить билет
Челябинск, пл.Революции, 6 Касса: 8 (351) 216-43-43
Поддержать театр

«Я ощущаю ответственность за души тех людей, о которых рассказываю». Челябинский театр драмы представил зрителю новую камерную сцену

www.znak.com 22 февраля 2018 года - автор Максим Бодягин. Фото Максим Бодягин

Артист Олег Барышев поставил и сыграл пронзительный моноспектакль «За чертой», в основу которого легли три новеллы Редьярда Киплинга. От зрителей нет отбоя, поскольку честная игра Барышева не может оставить равнодушным ни одного ценителя театрального искусства. Этим спектаклем Академический театр драмы им. Наума Орлова открывает новую камерную сцену. 

Драмтеатр предложил челябинцам освоить новое культурное пространство — сцену «Галёрка», спрятавшуюся на последнем этаже здания. Впрочем, есть искушение назвать эту сцену не «камерной», а суперкамерной — уютная комната, усеянная мягкими бинбэгами, вмещает немногим более двадцати зрителей. Несмотря на тяжелейший формат, выбранный Барышевым, постановка завораживает. Часовой спектакль смотрится на одном дыхании.

Главное на такой исчезающе короткой дистанции между зрителем и актёром — глаза артиста. Их свет, их гнев, их радость, их боль не отделены от зала светом рампы. Это слегка парализует, потому что становится очень страшно лишний раз кашлянуть или поёрзать в кресле. Даже почесать нос и то боязно — даже этот звук кажется на крохотной площадке оглушительным. Но потом ты медленно тонешь в актёрской интонации, пластика артиста гипнотизирует, словно пластика факира, убаюкивающего змею своим раскачиванием и нежным звуком флейты. 

Главное, что делает на сцене Олег Барышев, — передаёт зрителю свою страстную, беззаветную и честную любовь к магическим текстам Киплинга. Так чисто и полно любить может только ребёнок. Барышев чувствует рассказ каждым нервом. Даже если бы он не предлагал изящных пластических решений, сопровождающих этот рассказ, даже если бы он просто сидел на полу, эта любовь к материалу всё равно приковала бы зрителя к креслу и заставила досмотреть постановку до конца. 

Тем не менее Олег весьма пластичен и легко играет с нехитрым реквизитом, как ребёнок в песочнице, с абсолютной верой в то, что вот эта длинная трость — слоновий хобот, а вот эта коричневая бутылка — погонщик, сидящий на шее слона. Он кричит и шепчет на фоне лаконичных карандашных рисунков, проецируемых на задник в обрамлении сладчайших индийских раг, передавая нам магический, пряный и жаркий мир, который описал Редьярд Киплинг сто с лишним лет назад. 

После спектакля слышен восторженный шёпот зрителей: «Какое перевоплощение!», «А вы помните его в роли мальчика в „Плинтусе“?», «О, да» (имеется в виду роль Саши Савельева в постановке по книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» — прим. авт.). Юная девушка просит разрешения сфотографироваться с артистом, потом просит оставить автограф в большом блокноте. Руки Барышева слегка дрожат, он не вполне хорошо себя чувствует, но зритель этого не заметил. Отмечу, что формат моноспектакля на такой маленькой площадке требует от артиста невероятного вложения сил. И Барышеву прекрасно удалось удерживать зрительское внимание до самого финала. После энергозатратного спектакля Олега слегка отпускает, и он медленно собирает стеклянные шарики, разбросанные по полу сцены.

Несмотря на усталость, Олег Барышев нашёл возможность ответить на несколько вопросов корреспондента Znak.com:

— Какова предыстория этого замечательного спектакля?

— Предыстория довольно проста. Я прочитал эти рассказы Киплинга ещё в детстве, и они засели в моей памяти ещё тогда. Спустя годы, когда я уже служил в театре, захотел прочесть их. Сначала прослушал аудиовариант, позже родилась идея воплотить их в спектакле. Хотелось материализовать свою детскую любовь к Киплингу. Выразить её и передать другим людям.

— А у вас дети есть?

— Да, трое. 

— Уау! Большие? Девочки? Мальчики?

— Мальчику семнадцать, девочкам — тринадцать и пять. 

— А вы поделились с ними своей любовью к этим текстам?

— Нет (с сожалением). Это другое поколение. Дети не читают книг. 

— Жаль. Тексты очень пронзительные, но они ведь не детские, по большому счёту.

— Да. Мне кажется, у нас в стране вообще мало знают «взрослого» Киплинга. 

— Вы сами делали постановку?

— Мне, конечно, помогали художник, хореограф. Мы работали целой командой. Рисунки сделал наш чудесный художник Костя Михайлов. Он сделал очень много рисунков, я пока даже не нашёл, куда можно вставить их все. Мы провели съёмку предыдущего (премьерного — прим. авт.) спектакля, я беспрерывно его смотрю, ищу промахи, вымеряю время по секундам. 

— Вам не страшно было так сильно сокращать дистанцию по отношению к зрителю?

— Играя на большой сцене, ты не видишь зрителя. Поэтому ты более свободен в чём-то. Марина Неёлова как-то выразилась в том духе, что очень довольна, что у неё плохое зрение, поэтому она не видит своих партнёров по сцене и это заставляет её играть так, как она хочет. Близость зрителя опасна. Кто-то выглядит засыпающим, у кого-то скучающее выражение лица — а ты же примеряешь всё это на себя, тебе кажется, что ты проваливаешься, тонешь-тонешь-тонешь, не знаешь, за что зацепиться, а зацепиться можно только за собственную работу, за творчество… Тут очень много нюансов. Поскольку это первый опыт такого рода, идёт пристрелка — куда направить луч внимания. Я нашариваю направление — общаться с этим зрителем, или с другим, или рассказывать историю поверх голов. 

— Вы создавали спектакль целенаправленно под это пространство?

— Да. Я как-то подходил с идеей поставить Киплинга к нашему директору Елене Анатольевне [Петровой], но потом забыл об этом. А она не забыла и спустя какое-то время предложила мне воплотить эту идею. Развивать эту площадку — очень хорошая идея, тут будут идти различные спектакли. Так что специально под это пространство мы и сделали эту постановку. 

— Зритель вас, похоже, любит.

— Наверное (устало пожимает плечами). Я спокойно к этому отношусь. Не ищу какой-то славы или ещё чего-то. Мне хочется делиться тем, что мне кажется интересным и важным. Я ощущаю ответственность за души тех людей, о которых рассказываю, поэтому я не остановлюсь. Ведь мальчик Мухамед-Дин жил когда-то, поэтому я не могу сделать так, чтобы память о нём была скучной. Красавица Бизеза ведь тоже жила когда-то. Киплинг был журналистом, а в молодости — авантюристом, по большому счёту. Он бродил по всяким нехорошим кварталам, залезал в разные дыры, у него есть автобиографическая книжка «Немного о себе», где он обо всём этом рассказывает. 

Поэтому я не буду останавливаться, я буду добиваться всё большего качества, потому что я несу ответственность за души людей, о которых он писал. Вот такой у меня подход. Я делаю это не потому, чтобы как-то прославиться. 

— Как-то негламурно звучит, нет?

— Да, мне это всё неважно, потому что жизнь коротка (улыбается).

— 

Спектакль «За чертой. Истории из чужеземной жизни в одном действии» (16+) можно будет посмотреть на сцене «Галёрка» 13 марта в 20:00. 

Режиссер, подбор музыкального оформления: Олег Барышев.

Художник: Константин Михайлов.

Видео: Олег Стерхов.

Хореограф: Мария Грейф.

Олег Барышев родился в 1969 году. В 1991 году окончил ЧГАКИ, курс профессора В. А. Петрова. Десять лет служил актером в Челябинского Камерного драматического театра. С 2006 года — в труппе ЧГАТД им Наума Орлова. Помимо работы в театре снимался в сериалах: «Любовь как любовь», «Платина», «Детективы», «Кулагин и партнеры», «Психоаналитики» и других.

Постоянная ссылка: https://www.znak.com/2018-02-22/chelyabinskiy_teatr_dramy_predstavil_zritelyu_novuyu_kamernuyu_scenu

Спектакли: За чертой

Артисты: Олег Барышев

Фото Максима Бодягина: